Будни антиполиграфолога: «Капитан».

Всё-таки чертовски приятно, когда удаётся помочь человеку выпутаться из передряги, вопреки обстоятельствам! Это чувство удовлетворенности мотивирует не хуже денег.

Готовили к полиграфу «Капитана». Немолодой мужчина, в прошлом капитан дальнего плавания, работает в крупной компании, которая сливается с другой не менее крупной. Одновременно с решением о реорганизации весь персонал получает «предложение, от которого невозможно отказаться» в виде похода к полиграфологу, которого специально для этой ответственной миссии выписали из Москвы.

В этой ситуации не нужно быть пророком, чтобы понять, что готовится. При слиянии возникает ряд дублирующих подразделений, должностей и функций, лишние начальники, ненужные замы, которых нужно «оптимизировать», т.е. сократить. А как проще всего избавиться от сотрудника? Естественно, через «провода». По этой причине, работа полиграфолога должна дать основания, чтобы почистить персонал. А чтобы быть уверенными, что не будет никаких личных мотивов, полиграфолог приглашается из другого региона, т.к. здесь у него друзей нет, никто не близок и не дорог.

Настрой у руководства решительный. От полиграфа не дают «откосить» никому, включая тех, кого туда нельзя направлять по медицинским основаниям. Тестируют всех: хромых, больных, пожилых, беременных, после инфаркта и инсульта, и т.д., что по всем писаным и неписаным правилам полиграфологии есть огромное нарушение. Только возражать никто не решается, т.к. все держатся за свои места, которые шатаются, как деревья на ветру.

Проводим диагностический тест и видим, что у «Капитана» присутствуют признаки джентельменского набора продвинутого коррупционера: «получение взяток или откатов», «использование служебного положения в личных целях», «наличие скрываемых от руководства доходов». И всё это усугубляется проблемами с алкоголем. Какой-то один пункт ещё можно было бы как-то, скрепя зубами, попытаться объяснить, но наличие такой триады, да ещё на фоне «синего фактора», шансов на оправдательный приговор практически не оставляет. Понимаю, что с таким диагнозом вероятность попасть под сокращение стремительно приближается к 100%. Небольшое уточнение: до пенсии «Капитану» осталось доработать всего 3,5 года. Вылетать никак нельзя, т.к. шансы удачно трудоустроиться в этом возрасте – все равно, что в лотерею миллион выиграть.

Работа была долгая. «Капитан» не молодой, суровый мужчина, и наука давалась ему с трудом. Реакции организма прыгали, кривые сопротивлялись изо всех сил, стараясь сохранить прежние очертания. «Капитан» вздыхал, кряхтел, сомневался в возможности успеха, отчаивался, но не бросал подготовку. Он видел свои реакции собственными глазами, и прекрасно понимал, что иного пути нет. Первые результаты появились только после 12 часов обучения. Зато дальше всё пошло, как по маслу. Плотина рухнула, человек понял, как входить в нужные состояния, и осознал, что это ему по силам. Графики на мониторе стали спрямляться, всплески уходить, дыхание выравниваться, а признаки лжи в значимых местах растворялись, как улыбка Чеширского кота.

Увидев разницу в результатах в начале и в конце подготовки, «Капитан» повеселел и понял, что не всё потеряно. В дальнейшем он успешно прошёл тестирование и сохранил свою должность. Надеюсь, что он доработает там до пенсии, как сам того и хотел.

А что же было на самом деле? Почему изначально появились такие реакции на вопросы? Всё просто.

В бытность работы капитаном практически при каждом рейсе у кого-то из знакомых возникали какие-то мелкие просьбы. Типа, привезти что-то, купить какой-то дефицит, взять что-то в рейс. По итогу его благодарили в основном алкоголем или дарили какие-то подарки. Это не была коррупция в привычном понимании слова. Скорее, правила вежливости, принятые в данном сообществе. К тому же, большую часть «подарков» они впоследствии совместно и выпивали. Откуда и появились реакции на алкоголь и получение «взяток». Только это были «взятки», не которые в чемоданах под столом передают, а те, которые несут в полиэтиленовом пакетике, побулькивая и позвякивая слеклом. Правила жизни тогда были такие в этом сообществе, и все их соблюдали.

Естественно, в ответ за оказанную услугу «Капитан» получал полное моральное право обратиться с ответной просьбой. И обращался: он устраивал ребёнка в училище, просил, чтобы его перевели на «хороший корабль», при покупке квартиры, он «пробивал» надёжность застройщика через знакомых, и прочие понятные житейские мелочи. Но в терминологии полиграфа, это всё называется «использование служебного положения в личных целях». И неважно, что такое поведение являлось на тот момент нормой для 99% таких же капитанов и не только их. Важно, что сейчас это является основанием для увольнения. Правила игры поменялись, и, как обычно, задним числом.

А как же «наличие скрываемых от руководства доходов»? А это просто были доходы от сдачи в аренду оформленной на сына квартиры, которая была куплена много лет назад. Квартира сдавалась по знакомым, без оформления, и афишировать это никто не собирался. То есть доходы есть, только с профессиональной деятельностью «Капитана» они никак не связаны. Честно он работал, не воровал, налево информацию не сливал, ущерба компании никакого не наносил.

Только объяснить это всё «заряженному» на поиск компромата полиграфологу практически нереально. И даже попытка «рассказать всё, как есть», ни к чему хорошему бы в 99% случаем не привела. Правда, такая как она есть, могла только навредить этому человеку, лишив его места работы. Какой остаётся вариант? Сделать так, чтобы объяснять ничего было не нужно. Пусть тайное останется тайным. А делиться историями из своей жизни лучше не с полиграфологом, а с друзьями.

Да, и то осторожно…

Заказать звонок
+
Жду звонка!