Слишком честный человек. Будни антиполиграфолога

слишком честный человек

Все люди разные. Однако при всём разнообразии вкусов, предпочтений и характеров, я ещё не встречал ни одного человека, кому бы нравилось проходить тесты на полиграфе. Алексей не был исключением. Раньше он уже проходил тестирование, и у него уже были неприятности из-за «неправильных» реакций на ряд специфических вопросов. И всё это потому, что Алексей слишком честный человек. И вдобавок очень требовательный к себе, ответственный, исполнительный и дотошный.

Положение осложнялось такой деталью – Алексей носит погоны, и выход на заслуженный отдых пока не входит в его планы, несмотря на наличие такой возможности.

Погоны обычно здорово осложняют процесс подготовки к полиграфу, и для этого есть причины. Служивых людей, как правило, тестируют «служивые» же полиграфологи, которые сами носят погоны и сидят на окладе. Они не сильно загружены работой, и могут позволить себе тратить любое количество времени на проведение тестирования. При желании они могут неоднократно приглашать «коллег» подойти на повторные тесты, если с первого раза им что-то покажется неясным. В общем, работают в своём режиме, не торопятся, т.к. их зарплата никак не связана с количеством проведённых тестов. Иногда они начинают откровенно скучать. В этом случае психика очередного гостя представляется им забавной игрушкой, узнать содержимое которой становится делом спортивного интереса.

Под одного из таких полиграфологов когда-то на заре своей службы и попал Алексей. Его тестировали долго и, как говорится, в грубой форме. При этом, что самое удивительное, реальных грехов за Алексеем почти не водилось. Слово «почти» тут стоит, т.к. единственным отклонением от образцового портрета защитника Родины, был факт раскуривания в юности, задолго до службы, самокрутки неизвестного содержания. Наркотик это или нет, Алексей не знал ни тогда, ни сейчас. С тех пор ничего подобного в его жизни не повторялось. Но организм запомнил этот случай, а психика  многократно преувеличила его восприятие, попутно пририсовав кучу других несуществующих зон риска. Основная причина в том, что Алексей – слишком честный человек, что на полиграфе равносильно приговору.

Первое тестирование на детекторе лжи оказало настолько сильное влияние на Алексея, что с тех пор в его жизни стали происходить не самые лучшие перемены. Он стал жить, разговаривать и думать с оглядкой на полиграф.

Ни о каких реальных провинностях и преступлениях речи, естественно, и быть не могло. Но даже наличие «неправильных» мыслей в голове стало поводом для сильного беспокойства. Посмотрел он, к примеру, старую добрую порнушку. А там «главная героиня» весьма юного возраста. Не ребёнок, конечно, но… кто её там знает. И тут же стресс! А вдруг это на полиграфе смогут истолковать как педофильские наклонности?! Зададут какой-то такой вопрос, а у него реакции пойдут (порнушку-то он смотрел!), и всё! Позор! Конец карьере! А ещё вдруг кто-то спросит: «Занимались ли вы онанизмом»? Он ответит нет, и полиграф обнаружит его ложь. И в личное дело такой диагноз и запишут. А коллеги узнают и после этого ему руку подавать перестанут. (Для справки: мастурбацией в разное время занимались около 90% мужчин и примерно две трети женщин, более половины из которых испытывают чувство вины за свои действия).

Год за годом такие мысли роились в голове, накручивались друг на друга, как снежный ком, постепенно превращаясь в реальную фобию. Страх тестирования на полиграфе стал фоновым состоянием, которое сильно мешало жить. Если до тестирования Алексей был просто честный человек, то после стал слишком честный человек. Такое честный, что аж самому противно.

Будучи человеком неглупым, Алексей понимал, что на самом деле эти страхи не имеют под собой реальных оснований, но сделать с собой уже ничего не мог. А вдруг полиграфолог что-то не так истолкует? А чем доказать, что ты невиновен? Напишет в заключение какие-нибудь гадости, которые лягут в личное дело, а потом от них не отмоешься.

При начале процесса подготовки первое же тестирование показало, что человек живёт в состоянии очень сильного, реального, хорошо проявленного стресса. Границы его физиологических параметров сильно отличались от среднестатистической нормы, но не давали «отвод» для тестирования. Реакции были явными, чёткими, хорошо читаемыми, не дававшими никакого шанса на двоякое толкование. Все сигналы однозначно показывали, что перед нами клиническая картина под названием «слишком честный человек». Причём, реальных зон риска у него выявлено не было. Но была куча надуманных и им же созданных страхов, которые отражались в тесте в виде всплесков по самым разным темам. Просто после всех этих мыслей Алексей очень боялся соврать, и потому сомневался в своих ответах на большинство вопросов. «Злоупотребляли ли Вы должностными полномочиями»? Реально нет. Но если долго вдумываться в этот вопрос, то у любого найдутся случаи, когда так или иначе он получал прямую или косвенную выгоду от своего положения. А значит, есть сомнения, и присущие ему реакции. «Допускали ли Вы халатное отношение к своим должностным обязанностям»? Тоже, нет. Но если подумать, то тоже найдутся моменты, которые можно вспомнить. А опять реакция неуверенности и сомнения в своей правоте. И так по каждому вопросу. При том, что реальных фактов злоупотреблений или иных проступков как не было, так и нет. Но страхи по этому поводу есть!

Подготовка не была быстрой и лёгкой. Упрямые кривые никак не хотели спрямляться. То тут, то там, то и дело происходили спонтанные всплески, отражавшие внезапно вспыхнувшие страхи и сомнения по самым различным поводам. При этом к чести Алексея, всё это время он мужественно выдерживал, как говорят полиграфологи, «покер-фейс», т.е. невозмутимое выражение лица, по которому невозможно было прочитать никаких эмоций. Но полиграф показывал изнанку этого процесса.

Стандартные методы подготовки давали эффект, но добиться полного контроля не позволяли. Перешли к приёмам глубокой проработки проблемных тем, которые у нас в основном применяются в антистрессовых программах. Благо, техника для этого есть, и законы психики универсальны. Эффект от тренировок стал проявляться только по прошествии более чем 10 часов подготовки, что вообще-то нетипично. К счастью, Алексей и сам понимал серьёзность своих проблем, и был серьёзно настроен «закрыть этот вопрос» раз и навсегда, чтобы вздохнуть, наконец, полной грудью.

Двадцать часов тренировок – это маленькая жизнь. Время там воспринимается совсем иначе, все реакции обостряются, психика работает в режимах, до которых в обычной жизни очень редко доходит. Но это дало результат.

Последние тренировки кривые полиграмм почти не менялись – они были понятными и правильными, но Алексей просил раз за разом повторять тесты по основным проблемным зонам, т.к. не мог поверить, что, наконец, освоил и действительно научился управлять своей психикой.

По сути, большая часть подготовки Алексея состояла в проработке и избавлении его от фобий, созданных полиграфологами во время предшествующих тестов. Это фобии делали для него крайне проблематичными повторные тестирования, являясь причиной множества ложных реакций на основные вопросы, в которых просто никто не стал бы разбираться.

Так одна случайная неудача на полиграфе в дальнейшем может стать причиной последующих провалов, ставя крест на карьерах и судьбах людей.

В общем, хорошо всё, что хорошо кончается…

 

 

https://zen.yandex.ru/media/id/6063d0a2cfd479132cad80e6/slishkom-chestnyi-chelovek-budni-antipoligrafologa-61709674a76ca9139cbec0ff

Заказать звонок
+
Жду звонка!