1. Точность заключений лучших полиграфологов не превышает 90%. В большинстве случаев достоверность заключений составляет 60-70%. Но этому не стоит радоваться. Эти цифры означают, что вероятность как оправдания виновного, так и обвинения невиновного составляет 10-40%. По сути, «Русская рулетка».
  2. Использование полиграфа разрешено менее чем в половине стран мира. В то же время полиграф запрещен или его применение сильно ограничено в большинстве стран Европы. В России данные полиграфа также не могут использоваться в суде в качестве доказательств.
  3. Несмотря на вероятностный характер заключения полиграфолога, в большинстве случаев на основании него делаются однозначные решения: увольнения или отказы в приёме на работу, ограничение продвижения по службе, разводы, уголовные обвинения, и т.д.
  4. В России, равно как и в мире, нет единого стандарта проведения тестирования на полиграфе. Каждая школа работает на своей модели полиграфа, использует своё программное обеспечение, применяет свои методики тестирования. Единой методологии нет, критерии оценки различны, и часто субъективны.
  5. Законодательные основы применения полиграфа в России отсутствуют. Полиграфологи работают на полиграфе лишь потому, что он не запрещён, и только с письменного согласия проверяемого. Но мы понимаем, что «добровольность» тестирования является формальной. На деле за отказ от прохождения полиграфа человек автоматически записывается в категорию виновных.
  6. Официально увольнять на основании только одних результатов тестирований нельзя, но это лишь означает, что при принятии кадровых решений будет указана иная причина. В реальности результаты исследования на полиграфе используются при принятии кадровых решений, а формальный повод для их обоснования всегда можно найти или придумать.
  7. Многие полиграфологи называют свою профессию не работой, а искусством. Это подчёркивает субъективность суждений. Говорят, сколько юристов, столько мнений. Применительно к полиграфологам справедливо то же самое. При взгляде на одни и те же результаты тестирования один полиграфолог может дать положительное заключение, а другой отрицательное. В отсутствие единых профессиональных стандартов объяснить это можно чем угодно, хоть «я художник, я так вижу». Шансы доказать его неправоту в реальности стремятся к нулю.