С какой вероятностью полиграф определяет ложь?

Самая большая ложь – это утверждение, что полиграф определяет ложь. На самом деле это не так. Полиграф вообще не определяет ложь ни с какой вероятностью. Он не читает мысли и не может отделить правду от лжи. Полиграф считывает только наши физиологические реакции на предъявляемые стимулы, и больше ничего. Объяснить их он не может, этим занимаются люди. Для полиграфа волнение, возбуждение, страх, ложь, негодование или восхищение могут выглядеть одинаково – в виде набора физиологических изменений, которые регистрирует прибор. А дальше уже специалист, который проводит исследование, может интерпретировать их так, как посчитает нужным. В реальности достоверность полиграфа немного выше, чем простое подбрасывание монетки. Повысить её можно только за счёт опыта конкретного человека, который проводит тестирование. В среде полиграфологов есть такая поговорка: “Хороший полиграфолог может работать хоть на сковородке”. В этом и заключается вся суть. Прибор – это дополнение к человеку, и не более того.
Любое тестирование имеет вероятностное значение. Если какой-то полиграфолог утверждает, что выявляет ложь со “стопроцентной гарантией”, значит перед вами дилетант или жулик.
Однако вера во “всемогущий и всеведающий детектор лжи” является важной частью подготовки к тестированию. Если человек ещё до теста уверовал, что “обмануть” полиграф невозможно, то он расскажет о себе любую информацию, как на исповеди, ещё до подключения полиграфа. Только к самому прибору такая откровенность будет иметь весьма опосредованное отношение. В этом есть элемент целенаправленной социальной манипуляции, которая системно продвигается для создания “нужного” настроя у потенциальных тестируемых. И в этом заинтересованы, как сами полиграфологи, так и их работодатели. Идея о наличии прибора, способного читать мысли людей, определять, какие поступки они совершили в далёком прошлом, является дисциплинирующим фактором. Страх наказания ещё никто не отменял.
Напротив, если человек уже был на тренировке по прохождению полиграфа, он на практике знает границы возможностей этого прибора. В этом случае как-то запутать его, внушить идею о “стопроцентной точности” “детектора лжи” будет уже не просто.